ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
1.1 Понятие международного сотрудничества
1.2 Признаки, содержание и сущность международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью
1.3 Выдача преступников
ГЛАВА 2. СОТРУДНИЧЕСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
2.1 Сотрудничество государств в борьбе с различными видами преступлений
2.2 Проблемные вопросы по вопросам сотрудничества государств по борьбе с преступностью
ГЛАВА 3. МНОГОСТОРОННИЕ И ДВУСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПО ВОПРОСАМ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
3.1 Сущность и виды международных договоров по вопросам борьбы с преступностью
3.2 Основа двустороннего сотрудничества Республики Беларусь
ГЛАВА 4. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПО ВЫДАЧЕ ПРЕСТУПНИКОВ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ



ВВЕДЕНИЕ

В современном мире границы не останавливают лиц, совершающих противоправные деяния. Как показывает практика, развитие экономических и культурных связей между народами используют в своих общественно опасных целях преступники. Каждое государство закономерно нуждается в правовой помощи другого государства. Возникает необходимость сотрудничества независимых суверенов. Имея единую функцию по защите общества от противоправных посягательств, государства стали объединять свои усилия с целью уменьшения уровня преступности.
На современном этапе развития общества проблема увеличения роста преступности занимает особое место, так как несет в себе угрозу всему человечеству и в различных своих проявлениях присутствует во многих областях общественной жизни большинства государств мира. Ежегодно в мире увеличивается число совершаемых преступлений и людей, пострадавших в результате действий преступников.
Поэтому предупреждение преступности является первоочередной задачей государств.
В настоящее время проблема преступности вышла за национальные границы и представляет опасность не только для отдельных государств, но и для всего человечества. В этих условиях необходимо объединить совместные усилия и вести повседневное сотрудничество в борьбе с негативными проявлениями преступности. Особое место в этом сотрудничестве занимает институт экстрадиции, или выдачи, преступников, осуществляемой с помощью как двусторонних, так и многосторонних конвенций.
Современное международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи, дало ответ на вопросы, которые обычно возникают в этой связи в отношениях между государствами. Институт выдачи однозначно применяется только к лицам, которые уже осуждены, или к предполагаемым преступникам, то есть к тем, кто обвиняется в совершении преступления.

Вместе с тем даже сейчас нередки случаи, когда государство обращается к другому государству с требованием о выдаче на том основании, что лицо, находящееся на его территории, является гражданином государства, требующего выдачи. Но в отношениях между государствами действует общепризнанная норма, согласно которой полагается соблюдать право каждого лица покидать любую страну, включая свою собственную, и государства обычно с уважением относятся к этому праву. Они не принимают в отношении иностранных граждан никаких насильственных мер по их выдаче или высылке, если эти иностранцы законным образом находятся на их территории и не совершили каких-либо действий, влекущих за собой выдворение в соответствии с законодательством.
Основная цель исследования состоит в том, чтобы дать комплексный анализ состояния и перспектив развития международного регулирования отношений, связанных с выдачей преступников.
Целью исследования является анализ механизма сотрудничества государств в борьбе с преступность.
В соответствии с этим предусмотрено решение следующих задач:
 изучить организационно-правовые формы сотрудничества государств в борьбе с преступностью;
 рассмотреть вопросы сотрудничества Республики Беларусь в борьбе с преступностью в рамках международных организаций;
 изучить многосторонние и двусторонние соглашения Республики Беларусь по вопросам борьбы с преступностью;
 изучить международное сотрудничество по выдаче преступников.
Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникающие при осуществлении сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера.
Предмет исследования составляют международно-правовые акты, принятые в рамках ООН, Европейского Союза, Совета Европы, СНГ, ряда международных организаций (Интерпол, Европол, ФАТФ и другие); договоры, заключенные Республикой Беларусь, а также некоторых зарубежных стран, касающиеся проблем борьбы с преступностью международного характера; практическая деятельность правоохранительных органов государств и международных организаций, участвующих в борьбе с международной преступностью на современном этапе.
Теоретическую и методологическую базу исследования составил ряд международных соглашений, а так же учебные пособия, труды и публикации отечественных и зарубежных авторов по проблемам международных отношений в вопросах противодействия международной преступности и терроризму, определяющих место, роль и функции Республики Беларусь в современной антикриминальной системе.
В работе использованы источники литературы отечественных и зарубежных авторов по данной теме, материалы, обзоры, и прогнозы Национального Центрального Бюро Интерпола в Республики Беларусь, материалы специализированной периодической печати.
Дипломная работа состоит из введения, трех глав, объединяющих 8 пунктов, а также заключения и списка использованных источников.



ГЛАВА 1. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1.1 ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

С конца ХIХ века поступательно возрастает международная активность преступности. В последние десятилетия этому способствует размывание границ государств, их нарастающая прозрачность, расширение и взаимопроникновение экономических рынков, которые раньше были закрыты или жестко контролировались государствами. Это создает условия для возникновения новых, ранее неизвестных форм преступности, углубления ее профессионализации. В результате изменений в структуре торговли, финансов и информации, преступность, зачастую, теряет устойчивые связи с конкретными государствами, национальные границы все чаще утрачивают характер препятствий для ее распространенности.
Глобальной тенденцией является общий для большинства стран абсолютный и относительный рост преступности, особенно ее организованных форм, которые носят преимущественно насильственно-корыстный и корыстный характер, что сопровождается резким ростом объемов доходов преступной деятельности, в большинстве случаев укрываемых за границей.
Специалистами отмечается выход преступности за рубеж в качестве характерной черты ее современного состояния и тенденции развития.
Эти обстоятельства обусловили объединение усилий государств путем международного сотрудничества в борьбе с преступностью.
В отечественной науке международного права под международным сотрудничеством в борьбе с преступностью (международной борьбой с преступностью) понимается «сотрудничество различных государств по борьбе с преступными деяниями, общественная опасность которых требует объединения усилий нескольких государств».
По мнению значительного числа исследователей, данное направление международного сотрудничества регулируется нормами находящейся в стадии становления отрасли международного права – международным уголовным правом, источниками которого не могут являться нормы внутригосударственного права.
Однако, как известно, система права и ее деление на отрасли – это объективное правовое явление, которое формируется на основе общих закономерностей общественной жизни, а не по произвольному усмотрению людей.
В формировании же системы научного знания о праве значительное место занимает субъективный фактор, обусловленный потребностями правовой доктрины и практики, состоянием научных исследований и обучения. Именно в силу этого, положение рассматриваемых правовых явлений в системе юридической науки не является однозначным.
Само сочетание слов «международное сотрудничество в борьбе с преступностью» указывает на специфическое место, которое занимает это понятие в системе научного знания.
Возникнув на стыке нескольких правовых систем – международного и внутригосударственного права, а также нескольких наук – международного, уголовного, уголовно-процессуального права – это понятия до сих пор сохраняет свой особый статус.
Это приводит к тому, что каждая из «родительских» дисциплин довольно охотно включает его отдельные элементы в себя в качестве составной части, не признавая вместе с тем за ним самостоятельности, не рассматривая и не исследуя эти правовые явления системно и в полном объеме. Неоднозначность такого положения имеет много причин.
Главная из них – объективное существование такого рода правовых фактов и явлений, которые сами по себе могут быть исследованы лишь при помощи объединенных усилий нескольких наук.
Другой причиной двойственного положения является история становления международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Оно вызревало в недрах одновременно внутригосударственного и международного права и в полном смысле слова родилось «на перекрестке» этих двух правовых систем. Это создает немалые трудности как в определении предмета изучения этого явлений, так и в выявлении круга его проблем.
Вместе с тем потребности практики диктуют необходимость исследования таких пограничных проблем. Запросы на исследования вопросов международного сотрудничества в борьбе с преступностью опережают развитие теоретического знания о них в международном праве и соответствующих отраслях внутригосударственного права.
Все это, несомненно, стимулирует разработку теоретических проблем в этих областях, что усугубляется еще двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что в истории международного сотрудничества нашей страны в борьбе с преступностью был довольно длительный перерыв и новый этап оживления исследований в этой сфере начался лишь в 1980-х – 1990-х годах. Во-вторых, тем, что это направление международного сотрудничества весьма близко к острейшей социальной проблеме – преступности.
Для того, чтобы данное явление исследовать системно представляется необходимым описать его признаки, содержание и сущность.
Изложенное выше позволяет нам дать общее определение борьбы с преступностью.
Борьба с преступностью есть совокупность особой государственно-правовой деятельности, осуществляемой специализированными (правоохранительными) органами, а также деятельности органов законодательной и судебной власти государства, неспециализированных органов исполнительной власти, общественных организаций, юридических и физических лиц по обеспечению правовой защиты интересов человека и гражданина, общества и государства, направленная на выявление, раскрытие, пресечение и расследование, преступлений, изобличение, уголовное преследование и наказание виновных в их совершении, а равно принятие мер по устранению причин и условий, способствующих их совершению, и предупреждение преступлений.
Исходя из данного определения борьба с преступностью, прежде всего, осуществляется на внутригосударственном уровне, а в случае необходимости именно ее участники становятся субъектами международного сотрудничества.
- материальное и иное обеспечение деятельности по борьбе с преступностью (органы всех ветвей власти, в части установленной действующим законодательством).
Борьба с преступностью на внутригосударственном уровне не может не считаться с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами.
Анализ содержания и практики реализации действующих в сфере борьбы с преступностью международных договоров позволяет прямо указать, что реализация перечисленных выше форм этой деятельности прямо предусмотрена в большинстве из них. Особенно, в части касающейся противодействия отдельным видам преступлений.
Согласно действующему международному праву и практике основными формами международного сотрудничества в борьбе с преступностью являются:
 принятие согласованных мер по установлению на международно-правовом уровне преступности и наказуемости определенных общественно-опасных деяний и унификация на этой основе национального уголовного законодательства или, иными словами, криминализация международных преступлений и преступлений международного характера; органов международной юстиции (международных уголовных судов, трибуналов, смешанных судов и иных), международных организаций и органов; заключение международных договоров и издание документов, регламентирующих порядок осуществления полномочий этих органов, процессуальный порядок судопроизводства, а также сотрудничества государств в борьбе с преступностью;
 учреждение и формирование на договорной и иной международно-правовой основе органов международной юстиции, международных организаций (например, Интерпол, Европол) и органов (например, Лионская/Римская группа G8);
 пресечение готовящихся или совершенных преступлений, в том числе и путем проведения в необходимых случаях оперативно-розыскных действий («специальных расследований» по терминологии международных договоров);
 оказание правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства (например, осуществление выдачи, передача лиц Международному уголовному суду);
 деятельность международных судов (трибуналов) и иных органов международной юстиции, связанная с уголовным судопроизводством по делам о преступлениях, осуществлением уголовного преследования и наказанием лиц, виновных в их совершении;
 исполнение уголовных наказаний, назначенных международными судами (трибуналами), иными органами международной юстиции, а также иностранными судами;
 постпенитенциарное воздействие;
 выработка стандартов предупреждения преступности и обращения с правонарушителями, координация деятельности по борьбе с преступностью на международном уровне;
 оказание материальной, профессионально-технической и иной помощи в борьбе с преступностью.
Эти формы международного сотрудничества в борьбе с преступностью характеризуются тем, что в их реализации принимают участие не только субъекты международного права, являющиеся носителями международных прав и обязанностей, возникающих в соответствии с общепризнанными нормами международного права либо положениями международно-правовых актов, поведение которых прямо регулируется международным правом, но иные субъекты, являющиеся участниками как международных, так и внутригосударственных правоотношений.

1.2 ПРИЗНАКИ, СОДЕРЖАНИЕ И СУЩНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Международное сотрудничество в борьбе с преступностью, обладает рядом признаков, характеризующих его как самостоятельное направление межгосударственной деятельности, специфичных именно для него.
Рассмотрим эти признаки:
1. Предметом воздействия данного направления международного сотрудничества является преступность и преступление.
Принцип nullum crimen sine lege – нет преступления, если оно не предусмотрено в законе (равно как и нет наказания, если оно не предусмотрено законом – nullum poema sine lege) является одним из основных в концепции международного сотрудничества в борьбе с преступностью.
В силу этого, поскольку законодательством большинства стран в отношении преступлений установлено действие принципа юрисдикции того или иного государства, международное сотрудничество до недавнего времени распространялось преимущественно на борьбу лишь с определенными видами преступлений, круг которых определен в источниках международного права.
Существует несколько классификаций таких преступлений.
Несмотря на имеющиеся различия, все они содержат общее начало: классификационному делению на виды (независимо от оснований) подвергаются две большие группы деяний, преступность которых закреплена в международных договорах – международные преступления и уголовные преступления международного характера.
Уголовные преступления международного характера – это деяния, предусмотренные международными договорами, не относящиеся к международным преступлениям, но посягающие на нормальные стабильные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономической, социально-культурной, имущественной и т.п.), а также организациям и гражданам.
Ответственность за данные преступления и меры наказания за их совершение устанавливаются национальным уголовным законодательством на основе международных договоров, которые предписывают участвующим в них государствам «принимать такие меры, которые могут потребоваться, с тем, чтобы признать уголовными преступлениями согласно своему законодательству» деяния, признаваемыми преступными этими международными договорами.
Например, именно такие предписания содержатся в Европейской конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990), Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (1999), Международной Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (2000)11, Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности (2000), Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (2003)13 и в других международных договорах.
Ответственность и меры наказания за эти преступления устанавливаются внутригосударственным законодательством, а уголовное судопроизводство по делам о них относится в настоящее время к исключительной компетенции национальных правоохранительных органов и судов.
Практика деятельности правоохранительных органов различных стран мира, международных уголовных судов свидетельствует, что уголовное судопроизводство по делам о международных преступлениях и преступлениях международного характера невозможно без международного сотрудничества в борьбе с такими преступлениями, которое, однако, не исчерпывается только ними.
Часть 3 ст. 10 Конституции Республики Беларусь провозглашает: «Гражданин Республики Беларусь не может быть выдан иностранному государству, если иное не предусмотрено международными договорами Республики Беларусь». Данное предписание устанавливает и Уголовный кодекс Республики Беларусь в ч.1 ст.7.
Анализ международно-правовых актов позволяет сделать вывод, что единственным основанием выдачи выступает совершение иностранным гражданином или лицом без гражданства экстрадиционного, т.е. влекущего выдачу, преступления. Исходя из принципа «тождественности» («двойной криминальности») в таком качестве признается преступление, наказуемое в соответствии с уголовным законодательством запрашивающего и запрашиваемого государств лишением свободы на срок не менее одного года или более строгим наказанием (ч.1 ст.66 Кишиневской конвенции).
18 мая 2004 г. был принят Закон Республики Беларусь «О международной правовой помощи по уголовным делам»36 (далее – Закон). Изначально проект Закона устанавливал национальную процедуру оказания международной правовой помощи по уголовным делам. Однако в процессе его рассмотрения в Палате представителей Республики Беларусь было решено, что процессуальные нормы должны быть включены в УПК Республики Беларусь.
В Законе дано определение понятиям «международная правовая помощь по уголовным делам» и «принцип взаимности». Закон признал органами, компетентными принимать в Республике Беларусь решения по вопросам оказания международной правовой помощи по уголовным делам на основе принципа взаимности, Генеральную прокуратуру Республики Беларусь и Верховный Суд Республики Беларусь.
Закон четко установил, что «международная правовая помощь по уголовным делам оказывается в порядке, установленном» УПК Республики Беларусь и самим Законом (ст. 3). Вступление в силу последнего было поставлено в зависимость от принятия соответствующих изменений в УПК. 4 января 2008 года Президент Республики Беларусь подписал Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам оказания международной правовой помощи по уголовным делам», который вступил в силу 12 февраля 2008 года. В соответствии с ним в УПК Беларуси появился новый раздел XV «Международная правовая помощь по уголовным делам на основе принципа взаимности».
Впервые у органов Республики Беларусь, ведущих уголовный процесс, появился национальный инструмент, на который они могут ссылаться в своих решениях.

В УПК Беларуси независимо от вида международной правовой помощи применен единый термин для именования документа, который служит основанием оказания такой помощи: «просьба».
В ст.ст. 481 и 484 УПК Республики Беларусь содержится широкий перечень оснований для отказа в исполнении просьбы органа иностранного государства, содержащей положение о выдаче лица для осуществления уголовного преследования и (или) отбывания наказания (4 – общие для всех видов международной правовой помощи по уголовным делам, 15 императивных и 3 факультативных).
Например, несмотря на наличие в законодательстве Республики Беларусь наказания в виде смертной казни, если за преступление, послужившее основанием для просьбы о выдаче, в соответствии с уголовным законодательством иностранного государства предусматривается наказание в виде смертной казни, а в соответствии с УК Республики Беларусь наказание в виде смертной казни не предусматривается и если орган иностранного государства не представил письменного обязательства, что смертный приговор не будет вынесен или в случае его вынесения не будет приведен в исполнение, в выдаче будет отказано. Случай, когда деяние совершено на территории Беларуси или против интересов Беларуси (п. 15 ч. 1) необоснованно перенесен в императивное основание.
То есть, если иностранец совершит преступление против интересов иностранного государства на территории Беларуси, он не должен быть выдан. К императивным основаниям для отказа отнесено и возбуждение уголовного преследования лица в порядке частного обвинения. Справедливым является такое основание для отказа в выдаче, как непринятие органом иностранного государства в предусмотренные УПК Беларуси сроки лица, в отношении которого вынесено постановление о его выдаче иностранному государству для осуществления уголовного преследования и (или) отбывания наказания.
Отметим, что п. 1 ч. 1 ст. 484 УПК не в полной мере отвечает ч. 3 ст. 10 Конституции Республики Беларусь, так как в Конституции имеется возможность выдачи граждан Республики Беларусь, если это предусмотрено в международном договоре, а национальная процедура такой выдачи не предусмотрена.
В УПК Беларуси введена глава, которая регулирует процедуру обжалования решения и действий, связанных с оказанием международной правовой помощи по уголовным делам. Статья 516 УПК Беларуси предусматривает проверку законности и обоснованности решения о выдаче лица единолично судьей (а не коллегией из трех судей) в закрытом судебном заседании. В Республике Беларусь суд ограничивается проверкой вынесенного решения УПК, а не законодательству в целом и международным договорам.
Нормы УПК Беларуси предоставили право защитнику лица, задержанного либо к которому применена мера пресечения на основании решения об исполнении просьбы органа иностранного государства либо в связи с нахождением в международном розыске с целью выдачи высказывать исключительно в судебном заседании мнения по вопросам, разрешаемым судом (п. 8 ч. 2 ст. 509). Следует в целях судебной экономии разрешить защитнику еще до принятия решения о выдаче лица направлять в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь информацию, которая может подтвердить наличие оснований для отказа в выдаче лица.
Передача осужденного для отбывания наказания в стране своего гражданства в УПК Беларуси регулируется двояко: в отношении иностранных граждан – в статьях о передаче лица для отбывания наказания, а в отношении граждан Республики Беларусь – в статьях об исполнении судебного решения иностранного государства по уголовному делу, что, на наш взгляд, является не совсем верным. Схожесть рассматриваемых видов международной правовой помощи заключается в наличии вынесенного в иностранном государстве окончательного судебного решения в форме обвинительного приговора, его признании и исполнении на территории иного государства. То есть и исполнение судебного решения, и передача осужденного опосредуют передачу между государствами уголовного преследования на стадии исполнения приговора. В случае если осужденное лицо скрывается от исполнения приговора на территории другого государства и не может быть последним выдано, то в соответствии с законодательством государства убежища, приговор может быть приведен в исполнение и на его территории. Об исполнении судебного решения можно говорить также в случае, если при выдаче лица в запрашивающее государство направляется для исполнения вынесенный обвинительный приговор в отношении выданного. В обоих случаях необходимо, чтобы отечественный суд признал решение суда иностранного государства. Но при исполнении судебного решения осужденный уже находится на территории государства (или будет ему выдан), которое будет исполнять решение иностранного суда и в случае непризнания судебного решения никаких негативных последствий для этого лица может и не наступить (если в отношении него не будет возбуждено уголовное дело). При передаче осужденный уже находится в исправительном учреждении, лишен свободы и непризнание судебного решения не скажется положительно на процессе его ресоциализации. Кроме того, инициатором передачи осужденного может быть государство осуждения либо государство исполнения приговора (гражданства), а запрашивает исполнение решения суда всегда государство его вынесения. Круг субъектов обращения о передаче осужденного еще шире (осужденный, его родственники и представители). При передаче осужденного уступается полномочие по исполнению основного наказания в виде лишения свободы, а при исполнении судебного решения могут быть исполнены и иные виды наказания, в т.ч. и дополнительное наказание.
О передаче иностранного гражданина для отбывания наказания в государстве гражданства в Республике Беларусь в отличие от Российской Федерации решение принимает не суд (ст. 470 УПКРоссийской Федерации), а Генеральный прокурор Республики Беларусь или его заместитель (п. 4 ч. 1 ст. 494 УПК Беларуси). Вопрос же исполнения судебного решения иностранного государства по уголовному делу (в том числе и о передаче для отбывания наказания в Республику Беларусь гражданина Беларуси), как и в Российской Федерации, вверен судебной власти.
Для совершенствования международного сотрудничества по выдаче преступников необходимо в практике государств, с учетом активизации международного сотрудничества, закрепить распространение такого подхода в понимании принципа «двойной криминальности», в соответствии с которым: главное – не в деталях квалификации деяния, а в том, что оно по сути признается преступным в обоих государствах, а не исходить из случая более или менее полного состава преступления по праву соответствующих государств.

1.3 ВЫДАЧА ПРЕСТУПНИКОВ

Выдача осуществляется по просьбе или по требованию запрашивающего государства, соответственно инициация экстрадиционной процедуры в запрашиваемом государстве происходит с получением такого запроса. Необходимые документы, в своей совокупности составляющие просьбу о выдаче, должны содержать сведения о субъекте экстрадиции (лице, выдача которого требуется)- фамилию, имя, отчество лица, год и место его рождения, гражданство, место жительства или пребывания, по возможности - описание внешности, фотографию, отпечатки пальцев и другие сведения о его личности; и описание фактических обстоятельств деяния, послужившего основанием обращения с запросом о выдаче, и текст закона с указанием предусматриваемой этим законом меры наказания; а также должны быть приложены заверенные копии постановлений о заключении под стражу и привлечении в качестве обвиняемого.
Если требования о выдаче одного и того же лица по поводу совершения им одного или нескольких преступлений поступают от нескольких государств, Республика Беларусь самостоятельно принимает решение о том, какое из этих требований должно быть удовлетворено (ст.79 Конвенции СНГ).
В Кишиневской конвенции не указывается какими основаниями следует руководствоваться при «выборе» государства, запрос которого будет удовлетворен. Следует полагать, что такими основаниями могут выступить относительная тяжесть и место совершения преступления, хронологии деяний, гражданства лица и возможности последующей выдачи другому государству, предусмотренные ст. 17 Европейской конвенции о выдаче от 1958 года.
Передача лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания ими наказания в государстве, гражданами которого они являются, наряду с выдачей для уголовного преследования и приведения приговора в исполнение является одной из форм международного сотрудничества в борьбе с преступностью.
Институт передачи лица, осужденного к лишению свободы, посвящен обеспечению права преступника отбывать уголовное наказание в той стране, гражданином которой он является или где он постоянно проживает, а также основных общепризнанных прав человека (права на родной язык, культуру, обычаи, религию и т.д.).
Международным правом признается, что предоставление осужденным возможности отбывать наказание в стране их гражданства или постоянного места жительства способствует более эффективному достижению целей уголовного наказания, соблюдению принципа гуманности. Передача осужденных является одним из важных обеспечивающих факторов возвращения отбывающих наказание лиц к нормальной жизни в обществе, их социальной адаптации после отбытия наказания. Будучи смежным с уголовно-исполнительным правом, институт передачи осужденных представляет собой правомерную составляющую экстрадиции.
Осужденный не может быть вновь привлечен к уголовной ответственности в государстве исполнения приговора за то же преступление, в связи с которым был вынесен вступивший в силу приговор (non bis in idem).
Передача осужденных предполагает обязательное соблюдение принципа двойной криминальности, который состоит в том, что передача осужденного возможна только в том случае, если данное лицо осуждено и отбывает наказание за деяние, которое признается преступлением в соответствии с законодательством и государства гражданства или постоянного места жительства осужденного, и страны, в которой данное лицо осуждено.
В целом, законодательное регулирование института выдачи в Республике Беларусь позволяют государству оказывать международную правовую помощь по уголовным делам в соответствии с нормами международного права и с соблюдением основных прав человека, содержащихся в Конституции Республики Беларусь.
Большинство вопросов международной правовой помощи, хотя и регламентируется в УПК Беларуси шире, чем в других странах, соотносится с их законодательством и не имеет значительных противоречий с ними.
«Лицо, которое находится под стражей или отбывает срок тюремного заключения на территории одного Государства-участника и присутствие которого в другом Государстве-участнике требуется для целей установления личности, дачи показаний или оказания иной помощи в получении доказательств для расследования, уголовного преследования или судебного разбирательства в связи с преступлениями, охватываемыми Конвенцией, может быть передано при соблюдении следующих условий:
 данное лицо свободно дает на это свое осознанное согласие;
 компетентные органы обоих Государств–участников достигли согласия на таких условиях, которые эти Государства–участники могут счесть надлежащими».
Субъектами международного сотрудничества в борьбе с преступностью следует отметить международные суды, к юрисдикции которых отнесено рассмотрение дел о международных преступлениях.
Органы законодательной власти и суды, не являясь специализированными правоохранительными органами, также принимают участие в борьбе с преступностью, и, соответственно, являются субъектами этой деятельности: первые путем издания законов, определяющих преступность и наказуемость преступлений, вторые – фактически выполняя функции охраны права, поскольку защита публичных интересов является неотъемлемым элементом правосудия.
Кроме того, как известно, борьбой с преступностью (в широком смысле) занимаются и иные государственные органы, общественные организации, юридические и физические лица (например, граждане при пресечении преступлений, оказании содействия на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность и т.д.). Однако, эта деятельность не является для них основной, осуществляется в произвольной форме, зачастую для защиты от конкретных преступных посягательств и, что самое главное, такие лица не уполномочиваются законом осуществлять ее. В силу этого, она носит в большей мере предупредительный характер. Борьба с преступностью регламентируется на внутригосударственном уровнешироким кругом законов и подзаконных актов различных отраслей права:
При этом, соответствующее отраслевое законодательство содержит нормы, определяющие круг субъектов (участников) правоохранительной деятельности, которые путем использования предоставленных им законом прав и выполнения возложенных на них обязанностей осуществляют определенные функции в сфере борьбы с преступностью.
Среди субъектов правоохранительной деятельности, прежде всего, выделяются специализированные государственные органы, осуществляющие борьбу с преступностью и наделенные законом определенными полномочиями, включая применение государственного принуждения – правоохранительные органы.
Органы законодательной и судебной власти, не являясь специализированными правоохранительными органами, принимают участие в борьбе с преступностью опосредованно – выполняя функции охраны права в ходе законодательной деятельности и осуществления правосудия, соответственно.
Затем следуют представители иных органов исполнительной власти, общественных организаций и юридических лиц, которым закон разрешает выполнение некоторых функций в борьбе с преступностью, преимущественно связанных с предупреждением преступлений.
Четвертую группу субъектов составляют физические лица, лично участвующие или оказывающие содействие в борьбе с преступностью, в т.ч. в предупреждении преступлений.
Общим признаком, общей чертой всех групп субъектов является то, что при всех различиях в их правовом статусе, в характере и содержании их прав и обязанностей и в выполняемых ими функциях все они участвуют в тех или иных формах в совершении таких действий, совокупность которых и является борьбой с преступностью, т.е. они – участники борьбы с преступностью.
Таковы четыре основных признака, которыми характеризуется международное сотрудничество в борьбе с преступностью и которые его отличают, во-первых, от других видов международного сотрудничества, а во-вторых – от других отраслей деятельности государства.
Следует иметь в виду, что только совокупность всех указанных выше признаков образует научное понятие международного сотрудничества в борьбе с преступностью, отдельные же признаки могут и не отграничивать его от других видов международного сотрудничества и других отраслей внутригосударственной деятельности.
Исходя из этого, можно дать следующее определение: международное сотрудничество в борьбе с преступностью есть урегулированная нормами международного и внутригосударственного права совместная деятельность субъектов международного права и внутригосударственных правоотношений по обеспечению правовой защиты личности, общества, государства и мирового сообщества от международных и имеющих международный характер преступлений, а также транснациональных преступлений, посягающих на внутригосударственный правопорядок.
Рассмотрение обстоятельств, обусловливающих перспективы международного сотрудничества в борьбе с преступностью, позволяет констатировать, что его развитие, с одной стороны, детерминировано количественными и качественными изменениями самой преступности, а с другой – требованиями, вытекающими из международных договоров и внутригосударственного законодательства стран, участвующих в нем.
В силу этого, содержание как самого международного сотрудничества в борьбе с преступностью, так и его отдельных форм постоянно расширяется.
Такое сотрудничество может быть формальным и неформальным по своему характеру, двусторонним и многосторонним по масштабам. Оно может быть направлено как на преступность в целом, так и на отдельные категории преступлений, потребности защиты от которых представляются в конкретной обстановке более значимыми (яркий пример такой направленности, это деятельность международного сообщества против терроризма, транснациональной организованной преступности, коррупции, незаконного оборота наркотиков).


 

ГЛАВА 2. СОТРУДНИЧЕСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

2.1 СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С РАЗЛИЧНЫМИ ВИДАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Сотрудничество государств развивается на трех уровнях. Прежде всего, это сотрудничество на двустороннем уровне, которое уходит своими корнями в далекое прошлое. В настоящее время оно не только не утратило своего значения, но играет постоянно возрастающую роль. Двусторонние соглашения позволяют более полно учесть характер отношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме. Наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются.
В договорной практике насчитывается несколько десятков таких соглашений. В основном это договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. В части, касающейся уголовной сферы, в этих соглашениях регулируется порядок взаимодействия судебно-следственных органов двух стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами того государства, где ими совершены преступления.
Помимо двустороннего сотрудничество государств осуществляется также на региональном уровне, что обусловлено совпадением интересов и характером отношений стран определенного региона. В его осуществлении существенную роль играют такие региональные организации, как ОАГ, ЛАГ, ОАЕ и др. В 1971 году 14 государств – членов ОАГ подписали в Вашингтоне Конвенцию о предупреждении актов терроризма и наказании за их совершение.
Большая работа в этом отношении проводится в Совете Европы. О высоком уровне сотрудничества в европейском регионе свидетельствуют конвенции: о выдаче преступников; о правовой помощи по уголовным делам; о признании приговоров по уголовным делам; о передаче судопроизводства по уголовным делам; о правонарушениях в отношении культурных ценностей; об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности.
Представляет интерес Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Она была подписана в 1978 году в Берлине в основном странами Центральной и Восточной Европы и является в настоящее время действующей.
Быстро развивается сотрудничество в этой области и в рамках СНГ. Его актуальность особенно очевидна как в связи с ростом преступности в странах СНГ, так и по причине открытости границ, что лишает государства возможности успешно бороться с преступностью в одиночку. В августе 1992 года все государства – члены СНГ, а также Грузия подписали Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией. В январе 1993 года в Минске страны Содружества подписали Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Многие статьи этой Конвенции посвящены оказанию правовой помощи по уголовным делам. Они регламентируют сотрудничество по таким вопросам, как выдача преступников, осуществление уголовного преследования, рассмотрение дел, подсудных судам двух или нескольких государств, передача предметов, использованных при совершении преступления, обмен информацией об обвинительных приговорах и о судимости и т. п. [3.c.276].
В ходе развития сотрудничества между государствами довольно быстро обнаружилось, что нельзя ограничиться двусторонними и региональными соглашениями. Стало ясно, что некоторые виды преступлений затрагивают интересы всего мирового сообщества, что создало предпосылки для выхода сотрудничества государств в данной области на универсальный уровень. Начался процесс заключения многосторонних договоров.
Сотрудничество государств в борьбе с различными видами преступлений, осуществляется не только на основе соглашений, но и в рамках международных организаций, органов, конференций.
В 1872 году состоялся Первый пенитенциарный конгресс, на котором была создана Международная уголовная и пенитенциарная комиссия (МУПК). Затем были проведены еще десять таких конгрессов, на которых обсуждались вопросы идентификации преступников, координации деятельности полицейских органов, подготовки уголовной статистики и т. п.
В рамках Лиги Наций была предпринята попытка унифицировать уголовное законодательство. С этой целью был проведен ряд конференций, касающихся борьбы с терроризмом. Поскольку Лига Наций занималась борьбой с незаконным оборотом наркотиков, с торговлей женщинами и детьми, с работорговлей и с распространением порнографических изданий, она учредила ряд комитетов по этим вопросам, которые контролировали выполнение соответствующих договоров, собирали информацию, обрабатывали данные о преступности и т. п.
Создание ООН положило начало новому этапу в борьбе с международной преступностью. В соответствии с Уставом ООН различные аспекты данной проблемы постоянно рассматриваются Генеральной Ассамблеей и Экономическим и Социальным Советом. В некоторых случаях к этой проблематике подключается и Совет Безопасности.
Широкую известность получили и многие другие органы, деятельность которых не связана непосредственно с ООН. Среди них – Международная организация уголовной полиции (Интерпол).
Преступность, особенно ее организованные формы, давно вышла за рамки национальных границ. С каждым годом процесс перемещения с территории одного государства на территорию другого упрощается и, зачастую, он становится лишь формальностью. Поэтому борьба с этим социальным явлением, затрагивающим интересы личности, общества и государства, возможна только путем широкого международного сотрудничества. Как показывает практика, наиболее успешно это происходит в рамках международных организаций. Ярким примером является сотрудничество по линии Международной организации уголовной полиции (Интерпол).
Фундаментом эффективного сотрудничества должна стать хорошо разработанная нормативная база как на международном, так и на национальном уровнях. В соответствии со ст. 32 Устава Интерпола для обеспечения сотрудничества в борьбе с международной преступностью каждая страна определяет орган, который будет выступать в качестве Национального центрального бюро (далее – НЦБ). В октябре 1993 года на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи Международной организации уголовной полиции в ряды членов Интерпола вступила Республика Беларусь. Позже, в 1995 году, приказом МВД было утверждено положение «О Национальном центральном бюро Интерпола в Республике Беларусь [17, c.162].
Из вышеприведенных положений можно сделать вывод о том, что основными формами, в которые облекается взаимодействие различных НЦБ, были, да и продолжают оставаться, двусторонние и многосторонние международные договоры.

2.2 ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ВОПРОСАМ СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ ПО БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Необходимо сказать, что законодательство Республики Беларусь в исследуемой области недостаточно проработано, а по отдельным вопросам и вовсе отсутствует.
Прежде всего, подобная ситуация усложняет взаимодействие правоохранительных органов нашей страны с аналогичными органами иностранных государств, ввиду отсутствия подписанных Республикой Беларусь соглашений по вопросам такого сотрудничества.
В частности, это обстоятельство дает повод государствам на основании отсутствия договора о правовой помощи иногда отказывать Республике Беларусь в содействии. Несколько иная ситуация складывается в отношениях Республики Беларусь с государствами-членами Содружества Независимых Государств (далее – СНГ).
Эти отношения урегулированы множеством нормативных актов, однако центральное место среди них занимает Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанная в рамках СНГ 22 января 1993 года, которая вступила в силу 19 мая 1994 года. Важным событием стало принятие в сентябре 1993 года Советом глав государств-участников СНГ решения о создании Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ. Создание данного органа было весьма своевременно. Начальный период деятельности Бюро практически сразу выявил его необходимость и эффективность.
Существенное значение в организации взаимодействия имеют «полицейские соглашения», т.е. международно-правовые документы заключенные между правоохранительными органами нескольких государств в сфере оперативной деятельности. Особенностью этих соглашений является то обстоятельство, что полученная в рамках таких соглашений информация, как правило, непосредственно не используется для уголовно-процессуальных целей, а служит лишь основой для формирования в рамках правовой помощи следственного (судебного) поручения. Примером такого документа может служить Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступностью от 25 ноября 1998 года.
Что же касается государств-нечленов СНГ, государств ближнего и дальнего зарубежья, то отношения здесь строятся не на основании международных договоров, а как представляется, по дипломатическим каналам, что, безусловно, не может не сказаться на эффективности и качестве сотрудничества.
Республикой Беларусь подписаны договоры о правовой помощи только со следующими государствами: Литовской Республикой, Республикой Польши, Китайской Народной Республикой, Латвийской Республикой, Социалистической Республикой Вьетнам, Финляндской Республикой. Отдельно с Китайской Народной Республикой заключен договор о выдаче, подписанной 22 июня 1995 года, но в тоже время не подписана Европейская конвенция о выдаче 1957 года.
В качестве примера многостороннего сотрудничества можно привести МВД России, которое является участником 44-х двусторонних соглашений о сотрудничестве с партнерами из 38 государств.
Возникает также потребность в урегулировании процедуры международного розыска на уровне национальных законодательных актов. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, в этой связи, содержит лишь отсылочные нормы. Примечательным в этом смысле является Уголовно-процессуальный кодекс Эстонии, где в главе 35 «Международное сотрудничество в области уголовного судопроизводства» подробнейшим образом регламентируется порядок рассмотрения дел о выдаче и дел об исполнении судебных решений иностранных государств, особенности заключения и содержания под стражей. Также немаловажное значение, на наш взгляд, имеет закрепление в ст. 397 УПК Эстонии общих принципов, определяющих те случаи, когда применяются нормы, регламентирующие международное общение. Представляется, что введение подобных норм в УПК Республики Беларусь, безусловно, положительным образом отразится на процедуре сотрудничества в данной области отношений.
В настоящее время преступность затрагивает все сферы жизни человека и представляет угрозу не только обществу, но и государственному устройству многих стран мира. Параллельно с легальной существует «теневая» экономика, где преступность является полноправным властителем. Она имеет свои органы управления, финансовые органы, органы и структуры, обеспечивающие ее безопасность, свой бюджет.
В сложившейся ситуации необходимо усиливать сотрудничество между государствами, в одиночку ни одно государство не в состоянии справиться с ней, особенно при всевозрастающей ее мощи. Несмотря на международное сотрудничество в рамках ООН, которое ведется, начиная с пятого Конгресса (Женева, 1975 г.) и активизацию в последние годы сотрудничества на двустороннем и многостороннем уровне, остается еще ряд не решенных проблем. К ним относятся:
 проблема правового характера. Существование в государствах различных правовых систем уголовной законодательства, строящихся на различных принципах, в результате чего неодинаково оцениваются одни и те же преступные деяния;
 проблема внешнеполитического характера. Сотрудничество в борьбе с организованной преступностью зависит от того, какую внешнюю политику ведут государства, какие взаимоотношения сложились между ними. Чем более напряженные эти отношения, тем более затруднено сотрудничество, особенно в тех случаях, когда сталкиваются разные идеологии;
 экономическая проблема. Многие государства в силу своего уровня экономического развития не в состоянии обеспечить полноценного сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью;
 внутренние политические проблемы. Правительства некоторых государств не в состоянии контролировать политическую ситуацию в своих государствах (некоторые страны СНГ – Грузия, Таджикистан, Азии – Афганистан, Латинской Америки, Африки), что способствует бесконтрольности преступности на их территории, в том числе и организованной;
 проблема коррумпированности правительств некоторых государств. Правительства отдельных государств не заинтересованы в налаживании сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью, особенно когда высшие эшелоны власти этих государств погрязли в коррупции, а международное сотрудничество может подорвать позиции коррумпированных должностных лиц или даже правительства в целом. Такое происходит и когда речь идет о сотрудничестве с государством-«отстойником преступных сообществ»;
 проблема обеспечения суверенитета в ходе сотрудничества. Правительства некоторых государств рассматривают некоторые формы сотрудничества как вмешательство во внутренние дела этого государства;
 проблема обеспечения секретности. Неуверенностью в сохранении конфиденциальности оперативной информации, правоохранительные органы взаимодействующих стран не всегда охотно идут на обмен имеющейся у них информацией, особенно, когда есть серьезные опасения утечки этой информации, что эта утечка не только снизит эффективность указанных операций, но и поставит под угрозу жизнь оперативных работников. Особенно неохотно идут на сотрудничество с правоохранительными органами того государства, правительство которого погрязло в коррупции.
Проблема совершенствования международного сотрудничества в области борьбы с преступностью в настоящее время является одной из наиболее актуальных в деятельности правоохранительных органов развитых стран мира. Современная преступность приобрела качественно новые формы, усилилась ее корыстная направленность, значительно возросло количество преступлений, имеющих международные связи, обнаруживается все большее количество международных преступных группировок.
Последние годы особую опасность для международного сообщества стала приобретать взаимосвязь организованной преступности и терроризма, причем эти явления имеют тенденцию к интернационализации. В настоящее время международные преступные синдикаты выдвигают широкомасштабные цели извлечения громадных прибылей, используют в своих целях позиции членов международных преступных групп во властных структурах и правоохранительных органах, что становиться не просто проблемой какого-либо государства, а вопросом национальной безопасности всех цивилизованных государств мира.
С целью создания эффективной системы борьбы с международной преступностью государства разрабатывают различные формы и методы взаимодействия, постоянно совершенствуют правовую базу совместных действий. Мировое сообщество ведет активную борьбу с международной преступностью, постоянно внося коррективы в стратегию и тактику борьбы с международной преступностью.
Совершенствование законодательства по вопросам борьбы с преступностью в Беларуси строится на системной законодательной основе, в том числе с учетом международного и иностранного опыта. В этой сфере принимаются государственные программы, предусматривающие комплекс самых разнообразных мер.
Придавая важное значение развитию международного сотрудничества в данной сфере, активно ведется работа по заключению международных договоров о правовой помощи по уголовным делам и выдаче. Их заключение способствует полноценной защите прав граждан, потерпевших в результате совершения преступлений на территории иностранных государств, а также создает правовую основу сотрудничества государственных органов Беларуси и иностранных государств в сфере борьбы с преступностью.
На сегодняшний день в рамках ЕврАзЭС действует Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях 1996 г., согласно которому стороны координируют законопроектную работу, обмениваются правовой информацией, оказывают правовую помощь по гражданским, семейным и уголовным делам, обеспечивают тесное взаимодействие правоохранительных и иных компетентных органов.
В связи с углублением интеграции в рамках ЕврАзЭС и формированием единого таможенно-правового регулирования на пространстве государств-членов Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС актуальным является вопрос унификации уголовного, административного, уголовно-процессуального и административного процессуального законодательств [6, c.68]
В настоящее время нередки ситуации, когда деяния, которые в одном государстве Таможенного союза признаются преступлением либо административным правонарушением, в другом таковыми не являются, либо меры ответственности за них в разных странах существенно различаются.
В этой связи в целях унификации норм административного законодательства, определяющих ответственность за таможенные правонарушения, Межпарламентская Ассамблея ЕврАзЭС в Рекомендациях по гармонизации законодательства государств-членов ЕврАзЭС в области административной и уголовной ответственности за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза от 27 октября 2010 г. № 9 предлагает исходить из положений Таможенного кодекса Таможенного союза и признает целесообразным унифицировать размеры санкций за совершение правонарушения ввиду их существенного различия, унифицировать перечень таможенных операций, за нарушение порядка совершения которых должна наступать ответственность.
Участие Республики Беларусь в международном сотрудничестве в борьбе с транснациональной организованной преступностью осуществляется в трех основных формах: договорно-правовой, в рамках международных органов и организаций, а также в ходе межведомственного сотрудничества.
Немаловажный вклад в укрепление договорно-правового механизма Республики Беларусь в борьбе с транснациональной организованной преступностью внесла ратификация Законом Республики Беларусь от 26 мая 2003 г. № 199-З Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., подписанной Республикой Беларусь 23 января 2001 г. Значимость этого события объясняется тем, что в Конвенции против транснациональной организованной преступности коррупция, будучи одной из сфер ее применения (ч. 1 ст. 3), рассматривается в качестве уголовно наказуемого деяния (ст. 8), против которого устанавливаются определенные меры (ст.ст. 8, 9).
Следует отметить, что факт ратификации указанной Конвенции и Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности поставил перед Республикой Беларусь ряд вопросов в области совершенствования национального уголовного законодательства, особенно в части привлечения к ответственности за коррупционные преступления юридических лиц, а также за обещание или предложение взятки. Так, согласно уголовному законодательству Республики Беларусь к уголовной ответственности могут привлекаться только физические лица (ч. 1 ст. 27 УК), а обещание или предложение дать взятку образуют стадию неоконченного преступления в рамках предусмотренных в статьях 430 и 431 УК Республики Беларусь составов преступлений, которые, по мнению белорусского юриста В. М. Хомича, «в большинстве случаев не должны повлечь уголовной ответственности, поскольку лишены объективного содержания и свидетельствуют лишь об обнаружении умысла» [21, с. 149]. Поэтому Беларусь указанную Конвенцию, в отличие от Конвенции ООН против коррупции 2003 г., ратифицировала со следующей оговоркой: «Республика Беларусь обязуется выполнять положения статей 12, 18 и пункта 2 статьи 19 Конвенции по мере развития своего национального законодательства».
Достаточно интенсивно осуществляется сотрудничество Республики Беларусь с государствами-членами Интерпола. В частности, Республика Беларусь на 33-й Европейской конференции Интерпола, прошедшей в июне 2004 г. (г. Киев), первой среди стран СНГ была избрана в Европейский комитет Интерпола. В состав комитета сроком на четыре года входят представители восьми государств. На его заседаниях, которые проводятся три раза в год, принимаются стратегические и тактические решения по эффективности полицейского сотрудничества, а также основополагающие документы, регламентирующие работу полиции европейских стран-членов Интерпола. Кроме того, в связи с расширением Евросоюза НЦБ Интерпола в Беларуси и Европол намерены заключить соглашение о сотрудничестве, которое стало бы основой правовой базы для обмена информацией в интересах раскрытия транснациональных преступлений и поиска преступников.
Одним из новых видов организационно-правовых форм участия в борьбе с транснациональной организованной преступностью является деятельность Республики Беларусь по осуществлению Программы Союзного государства «Борьба с преступностью на территории государств – участников Союзного государства на период 2010 – 2015 годы» (далее – Программа), которая представляет собой продолжение Программы Союза Беларуси и России «Борьба с различными формами организованной преступности на территории государств – участников Союза Беларуси и России на период до 2020 года». Реализация последней определила приоритетные направления организационной и практической деятельности правоохранительных органов Союзного государства, одно из которых – усиление борьбы с организованной преступностью, терроризмом, незаконным оборотом оружия и наркотиков, контрабандой.
В заключение хотелось бы сказать, что решения указанных выше проблем привело бы к большей гармонизации законодательств в сфере борьбы с преступностью и – как результат – к более тесному сотрудничеству государств, что способствовало бы более эффективной защите прав человека как основной ценности любого современного общества.


 

ГЛАВА 3. МНОГОСТОРОННИЕ И ДВУСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПО ВОПРОСАМ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

3.1 СУЩНОСТЬ И ВИДЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ ПО ВОПРОСАМ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

В науке международного права нет общепризнанной классификации международных договоров, однако наиболее часто международные договоры классифицируются по приведенным ниже критериям.
В зависимости от числа сторон договоры подразделяются на двусторонние и многосторонние. В международных договорах число сторон не всегда совпадает с количеством участников. Например, в двустороннем Договоре об обычных вооруженных силах в Европе между Организацией Варшавского договора (ОВД) и Организацией Североатлантического договора (НАТО) 1990 г. — 23 участника (7 государств ОВД и 16 государств НАТО).
В свою очередь многосторонние договоры могут быть универсальными (открытыми для любых субъектов международного права, обладающих правоспособностью заключать договоры) или с ограниченным числом участников. Как правило, последние носят закрытый характер.
Универсальными, или общими многосторонними договорами являются Женевские конвенции по защите жертв войны 1949 г., Договор об Антарктике 1959 г., Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г., Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. и др. Североатлантический договор 1949 г. и Римский договор о создании Европейского экономического сообщества 1957 г. – примеры закрытых многосторонних соглашений. Участие в этих договорах новых государств возможно только с согласия государств-участников.
По объекту регулирования международные договоры делятся на такие виды: политические договоры, экономические договоры и договоры по специальным вопросам.
Политические договоры регулируют отношения по поддержанию мира и безопасности, оказанию взаимной помощи в рамках различных союзов, о нейтралитете, по территориальным вопросам, по сокращению вооружений и т.п. В качестве иллюстрации данного вида международных договоров можно ь Устав ООН, Североатлантический договор 1949 г.
Концепцией совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения также предусматривается принятие мер по оптимизации наказаний и иных мер уголовной ответственности, а также порядка их исполнения.
Кроме того, Концепцией предусмотрено:
 проработать вопрос о декриминализации отдельных преступлений против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, порядка управления и интересов службы, некоторых иных деяний;
 снизить минимальные и максимальные сроки наказания в виде лишения свободы за некоторые преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, порядка управления, интересов службы, другие преступления, не сопряженные с посягательством на жизнь и здоровье человека, а также оптимизировать сроки наказания в виде лишения свободы за отдельные тяжкие и особо тяжкие преступления;
 расширить применение штрафа в качестве основного и дополнительного наказаний за преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, порядка управления, интересов службы, за некоторые тяжкие ненасильственные преступления.
С учетом вышеуказанных положений Директивы № 4 и Концепции перспективными, на наш взгляд, видятся следующие направления работы по совершенствованию законодательства в сфере противодействия преступности:
1. Декриминализация отдельных преступлений против собственности и порядка осуществления экономической деятельности, в том числе с заменой мер уголовного воздействия мерами административной ответственности.
Так, например, с учетом наличия в КоАП ст. 23.18 «Нарушение порядка представления данных государственной статистической отчетности» вполне обоснованным было бы рассмотреть возможность декриминализации деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 427 УК (служебный подлог, совершенный с целью искажения данных государственной статистической отчетности).
Аналогичное предложение относится и к ст. 224 «Нарушение порядка открытия счетов за пределами Республики Беларусь» УК (с учетом наличия в КоАП ст. 11.5, также предусматривающей ответственность за нарушение порядка открытия счетов за пределами Республики Беларусь).
2. Давно назрела необходимость уточнения предписаний ст. 39 «Обоснованный риск» УК в целях обеспечения ее реального применения на практике. На данный момент содержащееся в ст. 39 УК требование о принятии лицом, допустившим риск, «всех возможных мер» для предотвращения вреда правоохраняемым интересам по сути дела сводит к минимуму желание руководителей рисковать, поскольку непредусмотрение ими хотя бы одной из возможных мер ставит под сомнение законность их деятельности.
Важно, чтобы этот момент анализировался в обязательном порядке при возбуждении, расследовании уголовных дел, а самое главное – при рассмотрении дел по существу общими судами.
3. Кроме этого, предлагаем закрепить в статье 881 УК возможность освобождения от уголовной ответственности лиц за совершение преступлений, повлекших причинение ущерба не только государственной собственности или имуществу юридического лица, доля в уставном фонде которого принадлежит государству, но и при причинении ущерба юридическим лицам с частной формой собственности. Это соответствовало бы конституционному принципу равенства форм собственности.
4. На сегодняшний день нуждается в уточнении понятие «доход от незаконной предпринимательской деятельности», приведенное в ч. 1 примечания к ст. 233 УК. Считаем, что его следует определить как сумму выручки в денежной или натуральной форме с учетом затрат на ее получение (сейчас он определяется как сумма выручки без учета затрат на ее получение). Реальность такова, что по приговорам суда с виновных взыскивается не та сумма, которая реально похищена, а значительно большая.
5. Полагаем, что следует расширить применение штрафа в уголовном законодательстве в качестве основного и дополнительного наказания за совершение преступлений против собственности и порядка осуществления экономической деятельности.
6. Полагаем обоснованным, и это в полной мере соответствовало бы Директиве Президента Республики Беларусь № 4, установить в качестве основного критерия при решении вопроса об уголовной ответственности за преступления против порядка осуществления экономической деятельности и отдельные преступления против интересов службы факт наличия только корыстной заинтересованности ввиду расширительного толкования правоприменителями понятия «иной личной заинтересованности».
7. Представляется целесообразным обеспечение дифференциации правовой оценки таких деяний, как получение взятки и получение незаконного вознаграждения, что позволит исключить применение излишне строгих мер ответственности к лицам, получающим незаконное вознаграждение в незначительных размерах за выполненную ими работу, входящую в круг их служебных обязанностей. Следует учитывать различную степень общественной опасности этих преступных деяний.
8. По нашему мнению, следует поэтапно внедрять в уголовный процесс апелляционный порядок пересмотра судебных решений по уголовным делам, при котором наиболее полно обеспечивается защита граждан от возможных судебных ошибок суда первой инстанции. По этому пути пошли развитые страны Европы, а в последнее время – Россия и Украина.
Полагаем, что в духе Директивы Президента Республики Беларусь № 4 было бы также изучить вопрос об исключении минимальных санкций за отдельные виды уголовных преступлений. Тем самым суд с учетом конкретных обстоятельств по делу, личности обвиняемого самостоятельно определял бы меру ответственности виновному лицу.
Реализация вышеуказанных предложений, разумеется, повлечет необходимость соответствующей корректировки Уголовного кодекса Республики Беларусь и иных актов законодательства.
Еще одним аспектом совершенствования национальной системы законодательства по вопросам борьбы с преступностью, на который хотелось бы обратить внимание, является его взаимоувязка с теми международными интеграционными процессами, в которых принимает участие наша страна.
В современных условиях взаимозависимости государств и интернационализации преступности сотрудничество в борьбе с ней занимает одно из ведущих положений в контексте международных отношений. В условиях глобализации мировое сообщество сталкивается с новыми вызовами, которые ранее не были известны цивилизованному обществу.
Наряду со стандартами в системе органов ООН существует ряд институтов, специально занимающихся вопросами борьбы с преступностью – Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Международная организация уголовной полиции (Интерпол).
Беларусь является участницей большинства международных договоров, направленных на борьбу с конкретными видами преступлений. Спектр таких международных договоров весьма широк. Это и Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г., и Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. и целый ряд иных международных документов.
Совершенствование законодательства по вопросам борьбы с преступностью в Беларуси строится на системной законодательной основе, в том числе с учетом международного и иностранного опыта. В этой сфере принимаются государственные программы, предусматривающие комплекс самых разнообразных мер.
Так, в соответствии с утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 23.09.2010 Государственной программой по борьбе с преступностью и коррупцией на 2010–2015 гг. Министерство юстиции определено ответственным исполнителем Государственной программы по такому важному вопросу, как проведение дальнейшей работы по заключению международных договоров Республики Беларусь о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам, а также о выдаче преступников.
Международная практика последних десятилетий свидетельствует о том, что появилось значительное количество новых видов преступлений. Они затрагивают интересы государств в самых различных сферах. Насколько разнообразны эти сферы, можно судить по следующим примерам. В 1973 году в Нью-Йорке была открыта для подписания Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов. В 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о борьбе с захватом заложников. В 1980 году в Вене открыта для подписания Конвенция о физической защите ядерного материала. В 1988 году на конференции в Риме были приняты Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе. В 1989 году Генеральная Ассамблея приняла Конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Кроме того, заключен ряд многосторонних конвенций, имеющих целью обеспечить безопасность гражданской авиации. Во всех этих документах речь идет о недопустимости таких действий, которые представляют собой преступления, подлежащие уголовному преследованию и наказанию.
Вместе с тем ни в коей мере не уменьшилось значение борьбы с теми видами преступлений, которые не отличаются новизной, но по своему характеру и главным образом по своим масштабам вышли на первый план с точки зрения усилий, прилагаемых государствами по их пресечению. К ним прежде всего относится борьба с незаконным оборотом наркотиков и международным терроризмом.
В итогах деятельности Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь третьего созыва ратифицировано 63 многосторонних договора и 105 двусторонних договоров с 46 странами, а также рядом международных организаций по вопросам сотрудничества в сферах экономики, социальной защиты, охраны окружающей среды, здравоохранения, культуры, борьбы с преступностью.

3.2 ОСНОВА ДВУСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Сотрудничество государств развивается на трех уровнях. Прежде всего это сотрудничество на двустороннем уровне, которое уходит своими корнями в далекое прошлое. В настоящее время оно не только не утратило своего значения, но играет постоянно возрастающую роль. Двусторонние соглашения позволяют более полно учесть характер отношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме. Наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются.
В договорной практике насчитывается несколько десятков таких соглашений. В основном это договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. В части, касающейся уголовной сферы, в этих соглашениях регулируется порядок взаимодействия судебно-следственных органов двух стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами того государства, где ими совершены преступления.
Основой двустороннего сотрудничества Республики Беларусь являются международные договоры по вопросам оказания помощи по уголовным делам, выдачи преступников, передачи осужденных лиц для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются.
Согласно положениям договоров, правовая помощь по уголовным делам оказывается органами суда, прокуратуры, другими учреждениями государств, к компетенции которых относятся расследование и рассмотрение уголовных дел. Некоторые виды правовой помощи, в частности, вручение документов, могут совершаться дипломатическими и консульскими представительствами государств. Однако следует учитывать, что сношения по вопросам выдачи, уголовного преследования лиц, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкций прокурора, осуществляются генеральными прокурорами (прокурорами) сторон. По вопросам оказания правовой помощи стороны взаимодействуют через свои центральные органы. В случае поступления поручений с просьбой об оказании правовой помощи из правоохранительных органов зарубежных государств непосредственно в государственные территориальные органы внутренних дел, прокуратуру и др., необходимо уведомить об этом Генеральную прокуратуру. С государствами, с которыми договоры о правовой помощи не заключены, сношения осуществляются дипломатическим путем. Правовая помощь оказывается на основании запроса (поручения, ходатайства, просьбы) об оказании правовой помощи, в котором указываются:
 наименование запрашиваемого учреждения;
 наименование запрашивающего учреждения;
 наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;
 имена и фамилии сторон, свидетелей, подозреваемых, подсудимых, осужденных или потерпевших, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие, а также место и дата рождения и, по возможности, фамилии и имена родителей; для юридических лиц - их наименование и местонахождение;
 содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения;
 описание и квалификация совершенного деяния и данные о размере ущерба, если он был причинен в результате деяния.
Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения. Обычно оно составляется на государственном языке запрашивающей стороны (в Минской Конвенции 1993 г. предусматривается возможность использования одного языка – русского). К поручению прилагается заверенный официальный перевод на государственный язык запрашиваемой стороны. При исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своего государства. По просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашивающей стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой стороны. Если запрашиваемое учреждение некомпетентно исполнить поручение, оно пересылает его компетентному учреждению и уведомляет об этом запрашивающее учреждение. По просьбе запрашивающего учреждения запрашиваемое учреждение своевременно сообщает ему и заинтересованным сторонам о времени и месте исполнения поручения, с тем чтобы они могли присутствовать при исполнении поручения в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны. В случае, если точный адрес указанного в поручении лица неизвестен, запрашиваемое учреждение принимает в соответствии с законодательством стороны, на территории которой оно находится, необходимые меры для установления адреса. После выполнения поручения запрашиваемое учреждение возвращает документы запрашивающему учреждению; в случае, если правовая помощь не могла быть оказана, оно одновременно уведомляет об обстоятельствах, которые препятствуют исполнению поручения, и возвращает документы запрашивающему учреждению. Государства самостоятельно несут расходы, возникающие при оказании правовой помощи на их территории [1, c.68].
Оказание правовой помощи по уголовным делам предусматривают международные договоры РБ – межгосударственные, межправительственные и межведомственные. В отдельную группу можно выделить соглашения Генеральной прокуратуры РБ.
В последнее время вступили в силу Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между РБ и Азербайджаном (1992 г.), Киргизией (1992 г.), Литвой (1992 г.), Латвией (1993 г.), Эстонией (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Договор между РБ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г., Договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам между РБ и КНР 1992 г., Договор о выдаче между РБ и КНР 1995 г. и др.
Межправительственные договоры – это прежде всего двусторонние соглашения по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера (незаконные операции с наркотиками, культурными ценностями, контрабанда) и соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.
Договоры такого рода, как правило, предусматривают следующие виды сотрудничества: обмен данными о лицах, совершающих указанные преступления; обмен информацией о готовящихся и совершенных преступлениях, а также о способах их совершения; обмен соответствующими специалистами и технологиями и т.д. В эту же группу могут быть отнесены соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.
Соглашения о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры можно выделить в отдельную группу. В их числе: Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 8 октября 1992 г. (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия), соглашения с Украиной (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Грузией (1993 г.), Арменией (1993 г.), Таджикистаном (1995 г.), Туркменистаном (1995 г.).
Взаимодействие осуществляется через генеральные прокуратуры сторон, если межгосударственным соглашением не установлен иной порядок. Просьба об оказании правовой помощи подписывается Генеральным прокурором или его заместителем.
При исполнении ходатайства применяется законодательство запрашиваемого государства. Однако при этом могут применяться и процессуальные нормы запрашивающего государства, если они не противоречат законам запрашиваемой стороны.
Итак, Республикой Беларусь заключены и применяются (кроме союзных) следующие межправительственные и межгосударственные соглашения по вопросам избежания двойного налогообложения: Конвенция между Республикой Беларусь и Ирландией об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал от 3 ноября 2009 г., Конвенции между Правительством Республики Беларусь и Правительством Королевства Саудовская Аравия об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал от 20 июля 2009 г. и др.
Таким образом, международное правовое регулирование иностранными инвестициями осуществляется не только на основе универсальных международных конвенций, основной целью которых является защита иностранных инвестиций на межгосударственном уровне, но и на основе двусторонних международных соглашений о содействии и защите инвестиций, обеспечивающие единообразное регулирование правовых вопросов, связанных с осуществлением инвестиционной деятельности.


 

ГЛАВА 4. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПО ВЫДАЧЕ ПРЕСТУПНИКОВ

Международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью на сегодняшний день не только становится одним из самых важных направлений международных отношений, но они являются основой для все более увеличивающейся по объему и значению международно-правовой базы. Указанное направление в развитие науки международного права имеет весьма важное практическое значение.
Необходимость правового обеспечения сотрудничества государств в борьбе с преступностью во-первых: обусловлена особым характером международных преступлений, которые представляют опасность как для отдельных государств, так и для всего мирового сообщества в целом и во-вторых потребностью регулирования международных договоров деятельности государств по предотвращению и пресечению преступных деяний на национальном уровне.
Важным направлением такого сотрудничества является оказание правовой помощи по уголовным делам, разработка и заключение двухсторонних договоров между государствами относительно экстрадиции по требованию одного государства у другого лиц, совершивших преступления, для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.
Международно-правовое регулирование института экстрадиции имеет два вида норм. Один из них можно отнести к нормам романо-германской правовой системы, другой – англо-саксонской правовой системе права. Указанных два вида норм имеют свои положительные и отрицательные стороны. Так, романо-германская правовая система права способствует обеспечению законности и права выдаваемого лица. В тоже время она способствует виновному в совершенном преступлении избежать заслуженного наказания. Что же касается англо-саксонской системы права, то она способствует снижению роли общих принципов и предоставляет суду право выносить приговор по конкретному делу с учетом конкретных обстоятельств, преследуя цель обеспечить наказания преступника.
Таким образом, различие в правовых системах находят свое отражение в международно-правовом регулировании института экстрадиции. Что характерно, англо-саксонская правовая система права отрицает существование принятых другими государствами принципов экстрадиции в качестве общеобязательных. И на этот счет, самое основное внимание уделяется двусторонним договорам, которые регулируют сотрудничество государствами с одной системой права [16, c.164].
Особая система взаимной помощи по уголовным делам определена в рамках Европейского Союза, которым в 1976 г. учреждена группа «ТРЕВИ», в которую входят министры государств-членов Европейского Союза. Указанная группа призвана обеспечивать содействие сотрудничеству по обеспечению единого правового пространства, включая вопросы экстрадиции.
Установление международных норм об экстрадиции, можно считать отдельными элементами обеспечения законности при оказании правовой помощи в обеспечении прав человека, более важным моментом является проведение таких норм в действие.
Институт экстрадиции регламентируется многосторонними конвенциями, заключенными между государствами для борьбы с международными преступлениями. Например, специальная статья об экстрадиции содержится в Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г. В указанном многостороннем договоре, как и в других аналогичных конвенция, которые заключены в связи с борьбой с другими видами преступлений, специфически решаются вопросы определения тех преступлений, в отношении которых допускается выдача лиц, их совершивших, а также соотношения Конвенции и двусторонних договоров об экстрадиции, которые существуют между запрашивающей и запрашиваемой сторонами.
Экстрадиция регламентируется не только многосторонними соглашениями (конвенциями ООН, региональными международными организациями), но и двусторонними соглашениями, которые заключаются между конкретными государствами. Такие двусторонние договоры можно определить по трем видам. К первому виду можно отнести специально заключенные договоры по проблеме экстрадиции. Ко второй группе необходимо отнести договоры в которых регламентация выдачи лиц осуществляется в рамках общего договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (например, Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, 26 января 1993 г.). К третьей группе относятся специально заключенные договоры по вопросам передачи осужденных для отбывания наказания (например, Договор между российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания, 26 мая 1994 г.).
Заметим, что в основе всех трех групп двусторонних договоров заложены те принципы, которые определены Европейской конвенции о выдаче. Париж, 13 декабря 1957 г. и двум к ней протоколам от 15 октября 1975 г. и 17 марта 1978 г.
В наше время институт выдачи продолжает развиваться. Экстрадиция регулируется растущим числом норм международного права, прежде всего относящихся к таким отраслям, как международное уголовное право. Активное развитие правового регулирования в данной области объясняется ростом значения института экстрадиции в борьбе с преступностью. Развитие международно-правового регулирования дополнительно стимулируется наличием различий в правовых системах государств [16, c.168].
Новым моментом в развитии института экстрадиции является Статут Международного уголовного суда 1998 г. В соответствии со ст.89 Статута Суда, Суд может препроводить просьбу об аресте и передаче лица вместе с подкрепляющими эту просьбу материалами дела, любому государству, на территории которого может находиться это лицо, и обратиться к этому государству с просьбой о сотрудничестве в производстве ареста и передаче такого лица.
В тех случаях, когда лицо, разыскиваемое для передачи, обращается с протестом в национальный суд на основе принципа ne bis in idem, запрашиваемое государство незамедлительно консультируется с Судом для определения того, существует ли соответствующее постановление о приемлемости. Если дело признано приемлемым, то запрашиваемое государство приступает к исполнению просьбы. Если постановление о приемлемости еще не принято, то запрашиваемое государство может отложить исполнение просьбы о передаче соответствующего лица до принятия Судом решения о приемлемости.
Государство-участник в соответствии со своим процессуальным законодательством дает разрешение на перевозку через свою территорию лица, передаваемого суду другим государством, за исключением случаев, когда перевозка через это государство могла бы воспрепятствовать передаче либо привести к задержке.
Таким образом, изложенные правила учитывают существование различных способов экстрадиции и имеют целью обеспечить возможность выдачи во всех случаях.
В настоящее время является общепризнано, что выдача преступников – это право государства, а не его обязанность. Обязанность выдачи может быть только при наличии соответствующего международного договора и с учетом определенных условий.
Государство, направляя требование о выдаче, берет на себя обязательство не привлекать к уголовной ответственности и не подвергать наказанию лицо за те преступные деяния, за которые выдача не была произведена.
Правонарушения, связанные с гражданско-правовой и административно-правовой ответственностью, не могут служить основанием для постановки вопроса о выдаче того или иного физического лица. Положительное решение требования о выдаче лица, совершившего преступление международного характера, как правило, означает, что запрашиваемое государство считает преступным деяние, совершенное данным лицом. При необходимости предоставления доказательств виновности подозреваемого возникает вопрос о проверке обоснованности выдвигаемого обвинения со стороны государства, от которого требуют выдачи.
Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера, например, Конвенция Совета Европы о выдаче правонарушителей 1957 г., Конвенция Совета Европы о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.
Для осуществления выдачи необходимо установить состав преступления в действиях лица, в отношении которого поступило такое требование. При этом в национальном законодательстве ряда государств действует положение о том, чтобы прежде чем суд приступит к установлению наличия состава преступления, был получен ответ на предварительный вопрос: предусмотрена ли запрашивающим государством выдача преступников в аналогичных случаях в отношении государства, к которому предъявлено данное требование.
В настоящее время наряду с принципом невыдачи своих граждан иностранным государствам утвердился принцип невыдачи политических преступников. Он закреплен в ряде многосторонних и двусторонних договоров о правовой помощи и в национальном законодательстве многих стран. Однако, несмотря на общее признание самого этого принципа в международной правовой теории и практике нет единого толкования вопроса об установлении политического характера преступления. Установление политического характера совершенного преступления, как правило, производится в судебном порядке. Существует деление политических преступлений на «абсолютные» и «относительные». К первым относятся деяния, политический характер которых не вызывает сомнений (например, выступление по радио и телевидению или на массовом митинге и др. с призывом к вооруженным антиправительственным выступлениям). К «относительным» причисляются деяния, в основе которых лежит общеуголовный состав содеянного, но совершенные по политическим мотивам (убийство политического лидера оппозиционной партии или оппозиционного движения; поджог склада с оружием вблизи городской черты, населенного пункта с целью вызвать восстание или гражданскую войну и т.д.) [5, c.112].
Определение характера преступления относится к внутренней политике государства, на территории которого находится беглец. Борьба с преступлениями, носящими международный характер, предусмотрена международными правовыми документами.
Процедура рассмотрения требования о выдаче преступника регламентируется исключительно национальным законодательством государства, которому предъявлено такое требование. В некоторых случаях это специально оговаривается.
Государство, удовлетворившее требование о выдаче, извещает по дипломатическим каналам государство, направившее это требование, и определяет место и время передачи преступника. Вместе с ним передаются вещи, добытые преступным путем, а также предметы, которые могут быть доказательствами по уголовному делу.
Недостаточный диапазон преступлений, охватываемых многими договорами и конвенциями, рассматривается как серьезный пробел в системе международной выдачи.
В практике выдачи сложился принцип, согласно которому государство вправе обратиться с требованием о выдаче не за любое преступление, предусмотренное его уголовным законодательством. Ограничение круга преступлений, влекущих выдачу, было вызвано различием правовых систем, разной оценкой одних и тех же преступных действий, отсутствием единообразия в системе наказаний, предусмотренных национальными уголовными законами.
Согласовывая правила выдачи, государства в договорах и конвенциях о выдаче стали указывать только такие правонарушения, которые являются преступными по законам этих стран. Иными словами, в праве выдачи преступников как в теории, так и на практике закрепилась «доктрина двойного вменения», согласно которой лицо может быть выдано только тогда, когда совершенное им деяние является преступлением по законодательству как требующего государства, так и государства, к которому обращено требование о выдаче.
Вместе с тем отдельные юристы высказывались за то, чтобы выдача последовала за все деяния, признаваемые по законам места их совершения, независимо от того, будут ли они наказуемы по законам государства, на территории которого скрывается преступник, или по законам страны, гражданином которой он является. Указанная точка зрения была отвергнута, а принцип «двойного вменения» стал в институте выдачи преступников общепризнанным.
С развитием института выдачи преступников некоторые государства стали принимать законы о выдаче и этим самым ограничивали возможность выдачи за преступления, не указанные в национальных законах (Англия, Голландия и др.).
Важно подчеркнуть, что каким бы способом ни решался вопрос определения экстрадиционных преступлений, общепризнанным для всех случаев остается правило о том, что деяние, за совершение которого лицо преследуется, должно считаться преступлением как в стране, на территории которой виновное лицо скрывается, так и в стране, требующей выдачи.
Институту выдачи преступников известны исключения, которые позволяют государствам отказывать в выдаче лиц даже при наличии договоров о выдаче. Как правило, эти исключения включаются в тексты самих договоров и конвенции о выдаче, а иногда и в национальное законодательство [16, c. 141].
Практика невыдачи собственных граждан известна институту выдачи с давних пор. Несмотря на всеобщее признание этого принципа в договорах и конвенциях о выдаче, его теоретическое обоснование представляет определенную сложность. Вследствие этого одни авторы высказывались за принцип невыдачи государствами своих граждан, другие – были против.
По мнению представителей концепции о выдаче собственных граждан, основными аргументами в защиту этой позиции являются следующие положения:
1. государство обязано удерживать своих граждан от нарушений интересов других государств. Поэтому оно обязано наказывать за все тяжкие преступления, совершенные его гражданами за границей или же выдавать преступников;
2. территориальный принцип действия уголовного закона должен господствовать во всех случаях совершения преступления, независимо от национальностей;
3. естественный судья преступника есть судья той страны, где совершено преступление и нарушены законы;
Одним из первых сторонников невыдачи собственных граждан был С. Пуфендорф. По его мнению, государство вправе наказывать только своих подданных, так как право наказания есть элемент государственной власти и поэтому государство не может наказывать лица, если оно не имеет власти над ним [8, c. 50].
Основной довод Э. Симсона в пользу выдачи собственных граждан заключается в том, что, по его мнению, государство, наказывая своего гражданина, совершившего преступления за границей и нарушившего интересы другого государства, не может гарантировать правовых интересов чужого государства, поэтому обязано его выдать. Между тем, наказывая собственного гражданина, совершившего преступление за границей, государство не может реализовать права наказания другой власти, и из этого вовсе не вытекает обязанность выдачи [8, с. 52].
Некоторые авторы предлагают включить в договоры о выдаче дискреционный пункт, гласящий о том, что «каждая страна сохраняет за собой право отказать или передать собственного подданного другой стране».
Основной аргумент невыдачи, собственных граждан надо искать, с одной стороны, в общепризнанном принципе уважения государственного суверенитета, с другой – во взаимной ответственности личности и государства.
В качестве основания отказа в выдаче преступников в договорах и конвенциях приводится совершение преступления на территории стороны, к которой обращено требование. Включая этот пункт, заинтересованные страны твердо закрепили территориальную юрисдикцию, руководствуясь при этом, прежде всего, общепризнанным принципом современного международного права – принципом уважения государственного суверенитета. Приведенное основание отказа в выдаче признано во многих международных конвенциях и договорах.
Таким образом, в случае совершения преступления гражданином одной страны на территории другой, где преступник был задержан, последняя имеет преимущественное право наказания виновного за нарушения его уголовных законов. Этим самым договаривающиеся стороны признают приоритет территориального действия уголовного закона перед принципом гражданства и реальным принципом.
В выдаче преступника отказывается и в тех случаях, когда по законодательству одной из сторон уголовное преследование не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию. Применительно к институту выдачи преступников этот вопрос в течение длительного времени подвергался дискуссии, которая продолжается и поныне, в то время как практически он разрешается государствами менее остро. Разногласия между учеными сводились к разрешению вопроса о том, по законодательству какой из договаривающихся сторон должны применяться истечение срока давности или другие основания для прекращения уголовного преследования.
М.Д. Шаргородский писал, что выдача обычно не имеет места, если наказуемость погашена давностью, амнистией, оправдательным приговором, помилованием выдающей и требующей выдачи страны. Вопрос о давности при этом, как правило, решается по законам того государства, где находится преступник [8, c.58].
Общепризнано, что выдача преступников регламентируется преимущественно национальным законодательством страны, к которой обращено требование о выдаче. Так, собственного права признается достаточным для принятия решения о выдаче в таких странах, как Италия, Франция, Германия и др., даже при отсутствии международных договоров. Однако при обращении к другому государству с просьбой о выдаче преступника внутреннего законодательства недостаточно, необходимо руководствоваться двусторонним или многосторонним договором.
Данный институт для Республики Беларусь является достаточно новым – впервые закреплен национальным уголовным законом лишь в 1999 году. Особенностью для Республики Беларусь является то, что у нее отсутствует национальное законодательное регулирование данного института, а возникающие вопросы регулируются нормами международного права.
Исследование и оценка норм, закрепленных в международных документах, показывают, что унифицированных правил выдачи практика Республики Беларусь и зарубежных государств не имеет. Основания, порядок и условия выдачи могут быть определены согласно заключенным соглашениям, а также в соответствии с принципами взаимности, если между договаривающимися сторонами не существует соответствующего международного договора.


 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Международная преступность представляет собой совокупность всех преступных деяний, совершенных в определенный период в государствах. При этом различают два основных вида сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью: заключение международных договоров по различным аспектам этой деятельности и участие государств в международных организациях, специализирующихся на борьбе с преступностью.
В современных условиях взаимозависимости государств и интернационализации преступности сотрудничество в борьбе с ней занимает одно из ведущих положений в контексте международных отношений. В условиях глобализации мировое сообщество сталкивается с новыми вызовами, которые ранее не были известны цивилизованному обществу.
В этой сфере действует ряд международных стандартов, среди которых важную роль играют документы, принимаемые Конгрессом ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителям. Особое внимание Конгресс уделяет борьбе с организованной преступностью, терроризмом, совершенствованию деятельности органов правосудия и правоохранительных органов.
С учетом всего вышеизложенного особенно важным является решение наиболее существенных проблем сотрудничества в области борьбы с преступностью, охраны правопорядка и обеспечения законных прав и интересов граждан. Прежде всего, это проблема совершенствования законодательной базы, цель которой – создание условий для более тесных и плодотворных связей компетентных органов, для осуществления более эффективной уголовно-правовой борьбы с преступностью.
Проблема выдачи преступников всегда актуальна и сложна в силу того, что затрагиваются многие вопросы, входящие во внутреннюю компетенцию государств. На практике возникает большое количество проблем, связанных с отсутствием в международном уголовном праве единого правового акта, регулирующего процесс экстрадиции. Актуально это и для Республики Беларусь ведь у нас, по сути, отсутствует даже национальный законодательный акт, регулирующий данный вопрос. Поэтому считаю в как можно скорее необходимо:
 создать единый нормативно-правовой акт об экстрадиции, как на национальном, так и на международном уровне, тем самым приложить дальнейшие усилия для преодоления проблем, которые возникают в результате оснований отказа в выдаче, в то же время принять соответствующие меры, направленные на ускорение процедуры выдачи;
 включить в УК положение об основаниях выдачи преступников и отказа в ней, которые на сегодняшний день отсутствуют.
В целом же институт экстрадиции продолжает развиваться.
Несмотря на определенные различия в правовых системах о выдаче, следует отметить, что развитие этого института происходит в демократическом направлении по пути укрепления эффективных мер международного сотрудничества в области уголовного правосудия с целью создания единых сравнимых международно-правовых стандартов и юридических процедур, позволяющих обеспечить соблюдение неотъемлемых прав и свобод человека в сфере уголовного судопроизводства.
Выдача преступников в международном праве, безусловно, является сложным и многогранным явлением. Исследование, изучение данной категории осуществляется и в настоящее время, а в частности, и разработка некоторых основополагающих принципов института экстрадиции. Данная разработка еще не закончена, но этими принципами уже руководствуется международное научное сообщество.
Подводя итоги рассмотрения такого явления, как выдача преступников, следует подчеркнуть, что международное уголовное право как комплексная отрасль права без этого института существовать не может. Применение его не только к международным, но и к другим преступлениям говорит о том, что в развитии международного уголовного права наступил новый этап. Он связан с тем, что границы между преступлениями международными, международного характера и многими видами общеуголовной преступности становятся все более прозрачными. В то же время этот процесс не может быть оценен как поглощение международным уголовным правом внутреннего права государств, или наоборот.
Несмотря на международное сотрудничество в рамках ООН, которое ведется, начиная с пятого Конгресса (Женева, 1975 г.) и активизацию в последние годы сотрудничества на двустороннем и многостороннем уровне, остается еще ряд не решенных проблем. К ним относятся:
1) Проблема правового характера. Существование в государствах различных правовых систем уголовной законодательства, строящихся на различных принципах, в результате чего неодинаково оцениваются одни и те же преступные деяния.
2) Проблема внешнеполитического характера. Сотрудничество в борьбе с организованной преступностью зависит от того, какую внешнюю политику ведут государства, какие взаимоотношения сложились между ними. Чем более напряженные эти отношения, тем более затруднено сотрудничество, особенно в тех случаях, когда сталкиваются разные идеологии.
3) Экономическая проблема. Многие государства в силу своего уровня экономического развития не в состоянии обеспечить полноценного сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью.
4) Внутренние политические проблемы. Правительства некоторых государств не в состоянии контролировать политическую ситуацию в своих государствах (некоторые страны СНГ – Грузия, Таджикистан, Азии – Афганистан, Латинской Америки, Африки), что способствует бесконтрольности преступности на их территории, в том числе и организованной.
5) Проблема коррумпированности правительств некоторых государств. Правительства отдельных государств не заинтересованы в налаживании сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью, особенно когда высшие эшелоны власти этих государств погрязли в коррупции, а международное сотрудничество может подорвать позиции коррумпированных должностных лиц или даже правительства в целом. Такое происходит и когда речь идет о сотрудничестве с государством-«отстойником преступных сообществ».
6) Проблема обеспечения суверенитета в ходе сотрудничества. Правительства некоторых государств рассматривают некоторые формы сотрудничества как вмешательство во внутренние дела этого государства. Так, например некоторые правительства считают, что граждане, нарушившие нормы права, должны подвергаться уголовному преследованию в своих государствах и не должны подпадать под иностранную юрисдикцию, государства, поэтому часто неохотно осуществляют экстрадицию собственных граждан даже при наличии весьма веских доказательств их вины. Довольно часто в экстрадиции не заинтересованы и сами выдаваемые лица, это объясняется различием санкций за совершение одного и того же преступления, которые предусмотрены уголовными законодательствами разных государств.
Проблема совершенствования международного сотрудничества в области борьбы с преступностью в настоящее время является одной из наиболее актуальных в деятельности правоохранительных органов развитых стран мира. Современная преступность приобрела качественно новые формы, усилилась ее корыстная направленность, значительно возросло количество преступлений, имеющих международные связи, обнаруживается все большее количество международных преступных группировок.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Бастыркин, А.И. Институт выдачи: взаимодействие национальных и международных норм // СЕМП, 1989-90-91. СПб, 2009. –37с.
2. Басецкий, И. И. Организованная преступность / И. И. Басецкий, Н. А. Легенченко. – Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2010. – 324 с.
3. Бирюков, П.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью и правовая система. Воронеж, 2010. – 373с.
4. Бирюков, П.Н. Международное право: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2009. – 13с.
5. Богуславский, М.М. Международное частное право: Учебник. М.: Международные отношения, 2009. – 62с.
6. Бойцов, А.И. Выдача преступников. – СПб: Изд-во Р. Аслакова «Юридический Центр Пресс», 2004. – 795 с.
7. Васильев, Ю.Г. Институт выдачи преступников (экстрадиции) в современном международном праве. – М.: Современная экономика и право, 2010. – 320 с.
8. Волженкина, В. М. Нормы международного права в российском уголовном процессе. – СПб: Юридический центр Пресс, 2001. – 359 с.; Волженкина В. М. Выдача в российском уголовном процессе. – М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2009. – 336 с.
9. Валеев Р.М. Выдача преступников в современном международном праве. Казань, 1976. – 3с.
10. Волженкина, В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции, М.: 2011г. – 44с.
11. Глумин, М.П. Международно-правовая помощь по уголовным делам как институт уголовно-процессуального права России: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.09 / Нижегородская академия МВД России. – Нижний Новгород, 2008. – 34 с.
12. Галенская Л. Н. Международная борьба с преступностью, М.: 2005г.
13. Интерпол – координирующий орган международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Вестник юстиции. – 2000. № 3. С.67 – 69
14. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: утв. Указом Президента Республики Беларусь от 17.07.2001 г. № 390.- Минск: Управление делами Президента Респ. Беларусь, 2001.
15. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Заключена в г. Кишиневе 07.10.2011. Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. N 2(41). С. 82 – 130с.
16. Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во Эксмо, 2009. – 736 с.
17. Международное публичное право. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное / Под ред. К.А. Бекяшева. – М.: ООО «ТК Велби», 2010. – 640 с.
18. Международное уголовное право. Учебн. пособие / Под общей ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Наука, 2009. – 264 с.
19. Наумов А.В. Преступления против мира и безопасности человечества и преступления международного характера . М.:2009 г. – 51с.
20. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 4 янв. 2003 ., № 173-З // Закон Респ Беларусь, 4 янв. 2003., № 8. 2/922.
21. О Государственной программе по борьбе с преступностью на 2006—2010 годы: Указ Президента Респ. Беларусь, 21 февр. 2006., № 103 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 2006. –- № 35. 1/7278.
22. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. Учебник. М. Спарк. 2009. – 73с.
23. Международное право. Учебник. Под ред. Г.И. Тункина. М. Наука. 2004. – 187с.
24. Панов, В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 2007. – 193с.
25. Панов В.П. Международное уголовное право. – М.: 2008г. – 201с
26. Сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом: история и современность // Международный научно-практический правовой журнал «Закон и жизнь». – 2005. – № 8.- С. 52 – 55.
27. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. Учеб.-метод. пособие / В.Т. Калмыков, Н.В. Калмыкова. – Мн., БИП-С. 2009. – 159 с.
28. Цепелев, В.Ф. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: уголовно-правовые, криминалистические и организационно-правовые аспекты. М.: 2006. – 77с.
29. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 24 июня 1999г.: одобр. Советом Респ. 30 июня 1999г. // Ведамасці Нац. сходу Рэсп. Беларусь. 1999. № 28-29. Ст. 433.
30. Уголовный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г.: // Текст кодекса по состоянию на 2 июня 1999. Ст. 420.
31. Фисенко, И. В. Борьба с международными преступлениями в международном уголовном праве / И. В. Фисенко.- Минск: Тесей, 2000. – 425 c.
32. Цыганков, П.А. Международные отношения: Учебное пособие / Цыганков П.А. – М.: Новая школа, 1996. – 382 c.
33. Хомич, В. М. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию и совершенствование уголовного закона / В. М. Хомич. // Государственно-правовое строительство в Республике Беларусь в контексте европейских правовых процессов: материалы междунар. науч. конф., 20-21 марта 2004 г., Гродно: в 2 ч. Ч. 2 / отв. ред. И. В. Гущин. Гродно: Гродн. гос. ун-т, 2004. – С. 146—149.

Скачать работу

Строительная доска объявлений на сайте fortstroi.com.ua
Как заработать на недвижимости, подробнее на сайте comintour.net
Придомовая территория, норматив здесь http://stroidom-shop.ru/pravila/pridomovaya-territoriya.html
. All Right Reserve.