ГЛАВА 4. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПО ВЫДАЧЕ ПРЕСТУПНИКОВ

Международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью на сегодняшний день не только становится одним из самых важных направлений международных отношений, но они являются основой для все более увеличивающейся по объему и значению международно-правовой базы. Указанное направление в развитие науки международного права имеет весьма важное практическое значение.
Необходимость правового обеспечения сотрудничества государств в борьбе с преступностью во-первых: обусловлена особым характером международных преступлений, которые представляют опасность как для отдельных государств, так и для всего мирового сообщества в целом и во-вторых потребностью регулирования международных договоров деятельности государств по предотвращению и пресечению преступных деяний на национальном уровне.
Важным направлением такого сотрудничества является оказание правовой помощи по уголовным делам, разработка и заключение двухсторонних договоров между государствами относительно экстрадиции по требованию одного государства у другого лиц, совершивших преступления, для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.
Международно-правовое регулирование института экстрадиции имеет два вида норм. Один из них можно отнести к нормам романо-германской правовой системы, другой – англо-саксонской правовой системе права. Указанных два вида норм имеют свои положительные и отрицательные стороны. Так, романо-германская правовая система права способствует обеспечению законности и права выдаваемого лица. В тоже время она способствует виновному в совершенном преступлении избежать заслуженного наказания. Что же касается англо-саксонской системы права, то она способствует снижению роли общих принципов и предоставляет суду право выносить приговор по конкретному делу с учетом конкретных обстоятельств, преследуя цель обеспечить наказания преступника.
Таким образом, различие в правовых системах находят свое отражение в международно-правовом регулировании института экстрадиции. Что характерно, англо-саксонская правовая система права отрицает существование принятых другими государствами принципов экстрадиции в качестве общеобязательных. И на этот счет, самое основное внимание уделяется двусторонним договорам, которые регулируют сотрудничество государствами с одной системой права [16, c.164].
Особая система взаимной помощи по уголовным делам определена в рамках Европейского Союза, которым в 1976 г. учреждена группа «ТРЕВИ», в которую входят министры государств-членов Европейского Союза. Указанная группа призвана обеспечивать содействие сотрудничеству по обеспечению единого правового пространства, включая вопросы экстрадиции.
Установление международных норм об экстрадиции, можно считать отдельными элементами обеспечения законности при оказании правовой помощи в обеспечении прав человека, более важным моментом является проведение таких норм в действие.
Институт экстрадиции регламентируется многосторонними конвенциями, заключенными между государствами для борьбы с международными преступлениями. Например, специальная статья об экстрадиции содержится в Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г. В указанном многостороннем договоре, как и в других аналогичных конвенция, которые заключены в связи с борьбой с другими видами преступлений, специфически решаются вопросы определения тех преступлений, в отношении которых допускается выдача лиц, их совершивших, а также соотношения Конвенции и двусторонних договоров об экстрадиции, которые существуют между запрашивающей и запрашиваемой сторонами.
Экстрадиция регламентируется не только многосторонними соглашениями (конвенциями ООН, региональными международными организациями), но и двусторонними соглашениями, которые заключаются между конкретными государствами. Такие двусторонние договоры можно определить по трем видам. К первому виду можно отнести специально заключенные договоры по проблеме экстрадиции. Ко второй группе необходимо отнести договоры в которых регламентация выдачи лиц осуществляется в рамках общего договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (например, Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, 26 января 1993 г.). К третьей группе относятся специально заключенные договоры по вопросам передачи осужденных для отбывания наказания (например, Договор между российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания, 26 мая 1994 г.).
Заметим, что в основе всех трех групп двусторонних договоров заложены те принципы, которые определены Европейской конвенции о выдаче. Париж, 13 декабря 1957 г. и двум к ней протоколам от 15 октября 1975 г. и 17 марта 1978 г.
В наше время институт выдачи продолжает развиваться. Экстрадиция регулируется растущим числом норм международного права, прежде всего относящихся к таким отраслям, как международное уголовное право. Активное развитие правового регулирования в данной области объясняется ростом значения института экстрадиции в борьбе с преступностью. Развитие международно-правового регулирования дополнительно стимулируется наличием различий в правовых системах государств [16, c.168].
Новым моментом в развитии института экстрадиции является Статут Международного уголовного суда 1998 г. В соответствии со ст.89 Статута Суда, Суд может препроводить просьбу об аресте и передаче лица вместе с подкрепляющими эту просьбу материалами дела, любому государству, на территории которого может находиться это лицо, и обратиться к этому государству с просьбой о сотрудничестве в производстве ареста и передаче такого лица.
В тех случаях, когда лицо, разыскиваемое для передачи, обращается с протестом в национальный суд на основе принципа ne bis in idem, запрашиваемое государство незамедлительно консультируется с Судом для определения того, существует ли соответствующее постановление о приемлемости. Если дело признано приемлемым, то запрашиваемое государство приступает к исполнению просьбы. Если постановление о приемлемости еще не принято, то запрашиваемое государство может отложить исполнение просьбы о передаче соответствующего лица до принятия Судом решения о приемлемости.
Государство-участник в соответствии со своим процессуальным законодательством дает разрешение на перевозку через свою территорию лица, передаваемого суду другим государством, за исключением случаев, когда перевозка через это государство могла бы воспрепятствовать передаче либо привести к задержке.
Таким образом, изложенные правила учитывают существование различных способов экстрадиции и имеют целью обеспечить возможность выдачи во всех случаях.
В настоящее время является общепризнано, что выдача преступников – это право государства, а не его обязанность. Обязанность выдачи может быть только при наличии соответствующего международного договора и с учетом определенных условий.
Государство, направляя требование о выдаче, берет на себя обязательство не привлекать к уголовной ответственности и не подвергать наказанию лицо за те преступные деяния, за которые выдача не была произведена.
Правонарушения, связанные с гражданско-правовой и административно-правовой ответственностью, не могут служить основанием для постановки вопроса о выдаче того или иного физического лица. Положительное решение требования о выдаче лица, совершившего преступление международного характера, как правило, означает, что запрашиваемое государство считает преступным деяние, совершенное данным лицом. При необходимости предоставления доказательств виновности подозреваемого возникает вопрос о проверке обоснованности выдвигаемого обвинения со стороны государства, от которого требуют выдачи.
Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера, например, Конвенция Совета Европы о выдаче правонарушителей 1957 г., Конвенция Совета Европы о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.
Для осуществления выдачи необходимо установить состав преступления в действиях лица, в отношении которого поступило такое требование. При этом в национальном законодательстве ряда государств действует положение о том, чтобы прежде чем суд приступит к установлению наличия состава преступления, был получен ответ на предварительный вопрос: предусмотрена ли запрашивающим государством выдача преступников в аналогичных случаях в отношении государства, к которому предъявлено данное требование.
В настоящее время наряду с принципом невыдачи своих граждан иностранным государствам утвердился принцип невыдачи политических преступников. Он закреплен в ряде многосторонних и двусторонних договоров о правовой помощи и в национальном законодательстве многих стран. Однако, несмотря на общее признание самого этого принципа в международной правовой теории и практике нет единого толкования вопроса об установлении политического характера преступления. Установление политического характера совершенного преступления, как правило, производится в судебном порядке. Существует деление политических преступлений на «абсолютные» и «относительные». К первым относятся деяния, политический характер которых не вызывает сомнений (например, выступление по радио и телевидению или на массовом митинге и др. с призывом к вооруженным антиправительственным выступлениям). К «относительным» причисляются деяния, в основе которых лежит общеуголовный состав содеянного, но совершенные по политическим мотивам (убийство политического лидера оппозиционной партии или оппозиционного движения; поджог склада с оружием вблизи городской черты, населенного пункта с целью вызвать восстание или гражданскую войну и т.д.) [5, c.112].
Определение характера преступления относится к внутренней политике государства, на территории которого находится беглец. Борьба с преступлениями, носящими международный характер, предусмотрена международными правовыми документами.
Процедура рассмотрения требования о выдаче преступника регламентируется исключительно национальным законодательством государства, которому предъявлено такое требование. В некоторых случаях это специально оговаривается.
Государство, удовлетворившее требование о выдаче, извещает по дипломатическим каналам государство, направившее это требование, и определяет место и время передачи преступника. Вместе с ним передаются вещи, добытые преступным путем, а также предметы, которые могут быть доказательствами по уголовному делу.
Недостаточный диапазон преступлений, охватываемых многими договорами и конвенциями, рассматривается как серьезный пробел в системе международной выдачи.
В практике выдачи сложился принцип, согласно которому государство вправе обратиться с требованием о выдаче не за любое преступление, предусмотренное его уголовным законодательством. Ограничение круга преступлений, влекущих выдачу, было вызвано различием правовых систем, разной оценкой одних и тех же преступных действий, отсутствием единообразия в системе наказаний, предусмотренных национальными уголовными законами.
Согласовывая правила выдачи, государства в договорах и конвенциях о выдаче стали указывать только такие правонарушения, которые являются преступными по законам этих стран. Иными словами, в праве выдачи преступников как в теории, так и на практике закрепилась «доктрина двойного вменения», согласно которой лицо может быть выдано только тогда, когда совершенное им деяние является преступлением по законодательству как требующего государства, так и государства, к которому обращено требование о выдаче.
Вместе с тем отдельные юристы высказывались за то, чтобы выдача последовала за все деяния, признаваемые по законам места их совершения, независимо от того, будут ли они наказуемы по законам государства, на территории которого скрывается преступник, или по законам страны, гражданином которой он является. Указанная точка зрения была отвергнута, а принцип «двойного вменения» стал в институте выдачи преступников общепризнанным.
С развитием института выдачи преступников некоторые государства стали принимать законы о выдаче и этим самым ограничивали возможность выдачи за преступления, не указанные в национальных законах (Англия, Голландия и др.).
Важно подчеркнуть, что каким бы способом ни решался вопрос определения экстрадиционных преступлений, общепризнанным для всех случаев остается правило о том, что деяние, за совершение которого лицо преследуется, должно считаться преступлением как в стране, на территории которой виновное лицо скрывается, так и в стране, требующей выдачи.
Институту выдачи преступников известны исключения, которые позволяют государствам отказывать в выдаче лиц даже при наличии договоров о выдаче. Как правило, эти исключения включаются в тексты самих договоров и конвенции о выдаче, а иногда и в национальное законодательство [16, c. 141].
Практика невыдачи собственных граждан известна институту выдачи с давних пор. Несмотря на всеобщее признание этого принципа в договорах и конвенциях о выдаче, его теоретическое обоснование представляет определенную сложность. Вследствие этого одни авторы высказывались за принцип невыдачи государствами своих граждан, другие – были против.
По мнению представителей концепции о выдаче собственных граждан, основными аргументами в защиту этой позиции являются следующие положения:
1. государство обязано удерживать своих граждан от нарушений интересов других государств. Поэтому оно обязано наказывать за все тяжкие преступления, совершенные его гражданами за границей или же выдавать преступников;
2. территориальный принцип действия уголовного закона должен господствовать во всех случаях совершения преступления, независимо от национальностей;
3. естественный судья преступника есть судья той страны, где совершено преступление и нарушены законы;
Одним из первых сторонников невыдачи собственных граждан был С. Пуфендорф. По его мнению, государство вправе наказывать только своих подданных, так как право наказания есть элемент государственной власти и поэтому государство не может наказывать лица, если оно не имеет власти над ним [8, c. 50].
Основной довод Э. Симсона в пользу выдачи собственных граждан заключается в том, что, по его мнению, государство, наказывая своего гражданина, совершившего преступления за границей и нарушившего интересы другого государства, не может гарантировать правовых интересов чужого государства, поэтому обязано его выдать. Между тем, наказывая собственного гражданина, совершившего преступление за границей, государство не может реализовать права наказания другой власти, и из этого вовсе не вытекает обязанность выдачи [8, с. 52].
Некоторые авторы предлагают включить в договоры о выдаче дискреционный пункт, гласящий о том, что «каждая страна сохраняет за собой право отказать или передать собственного подданного другой стране».
Основной аргумент невыдачи, собственных граждан надо искать, с одной стороны, в общепризнанном принципе уважения государственного суверенитета, с другой – во взаимной ответственности личности и государства.
В качестве основания отказа в выдаче преступников в договорах и конвенциях приводится совершение преступления на территории стороны, к которой обращено требование. Включая этот пункт, заинтересованные страны твердо закрепили территориальную юрисдикцию, руководствуясь при этом, прежде всего, общепризнанным принципом современного международного права – принципом уважения государственного суверенитета. Приведенное основание отказа в выдаче признано во многих международных конвенциях и договорах.
Таким образом, в случае совершения преступления гражданином одной страны на территории другой, где преступник был задержан, последняя имеет преимущественное право наказания виновного за нарушения его уголовных законов. Этим самым договаривающиеся стороны признают приоритет территориального действия уголовного закона перед принципом гражданства и реальным принципом.
В выдаче преступника отказывается и в тех случаях, когда по законодательству одной из сторон уголовное преследование не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию. Применительно к институту выдачи преступников этот вопрос в течение длительного времени подвергался дискуссии, которая продолжается и поныне, в то время как практически он разрешается государствами менее остро. Разногласия между учеными сводились к разрешению вопроса о том, по законодательству какой из договаривающихся сторон должны применяться истечение срока давности или другие основания для прекращения уголовного преследования.
М.Д. Шаргородский писал, что выдача обычно не имеет места, если наказуемость погашена давностью, амнистией, оправдательным приговором, помилованием выдающей и требующей выдачи страны. Вопрос о давности при этом, как правило, решается по законам того государства, где находится преступник [8, c.58].
Общепризнано, что выдача преступников регламентируется преимущественно национальным законодательством страны, к которой обращено требование о выдаче. Так, собственного права признается достаточным для принятия решения о выдаче в таких странах, как Италия, Франция, Германия и др., даже при отсутствии международных договоров. Однако при обращении к другому государству с просьбой о выдаче преступника внутреннего законодательства недостаточно, необходимо руководствоваться двусторонним или многосторонним договором.
Данный институт для Республики Беларусь является достаточно новым – впервые закреплен национальным уголовным законом лишь в 1999 году. Особенностью для Республики Беларусь является то, что у нее отсутствует национальное законодательное регулирование данного института, а возникающие вопросы регулируются нормами международного права.
Исследование и оценка норм, закрепленных в международных документах, показывают, что унифицированных правил выдачи практика Республики Беларусь и зарубежных государств не имеет. Основания, порядок и условия выдачи могут быть определены согласно заключенным соглашениям, а также в соответствии с принципами взаимности, если между договаривающимися сторонами не существует соответствующего международного договора.

Строительная доска объявлений на сайте fortstroi.com.ua
Как заработать на недвижимости, подробнее на сайте comintour.net
Придомовая территория, норматив здесь http://stroidom-shop.ru/pravila/pridomovaya-territoriya.html
. All Right Reserve.